Серфинг

Дары Мауи

Дары Мауи

Во всём многообразии культур нашей планеты вода играет едва ли не главную роль. Она – символ жизни, течения времени, потоки которой напоминают зыбкость надежд, и неопределенностью форм она похожа на мечту. А у какого человека не возникало желания воплотить эту мечту, пронестись на ней, ощущая, как она становится упругой и, поднявшись на самый гребень, понять, что этот путь к мечте и есть сама мечта!

Мауи Тики-тики родился недоношенным, и его мать, Таранга, запеленав его в собственные волосы, положила на океанские волны. Океан качал Мауи, океан вырастил из него хитреца, и хитрец, сделав волшебный крючок из челюсти своей бабушки, похитил у океана, вытянув на поверхность, рыбу-землю. С тех пор океан, силясь вернуть её себе, накатывает ей на спину волны. А Мауи, обманув богов, научил людей, как показать своё превосходство над океаном, сделав из дерева вили-вили оло – доску для катания на волнах. И вот люди качаются на волнах, напоминая себе и богам о том, что каждый из них достоин своего учителя – колдуна Мауи. Некоторые исследователи, сторонники теории о заселении Полинезии выходцами из Южной Америки, считают родиной сёрфинга прибрежные районы современного Перу. Но вряд ли это так. Скорее сёрфинг, возможно, как одна из составляющих религиозных обрядов, развился в Полинезии непосредственно, не зависимо от азиатской или американской культур. В пользу американской версии развития этого искусства говорит факт об обнаружении в Перу своеобразных плавсредств, по форме очень напоминающих современные доски для сёрфинга, хотя культурный слой, к которому принадлежат эти находки имеет солидный возраст. И, разумеется, доказанная Туром Хеердалом теория американского заселения Полинезии наводит на ту же мысль. Тем не менее, в мире существует ещё одно, при этом исторически несвязанное с Полинезией место, где существовали своеобразные формы серфинга. К примеру, на атлантическом побережье Африки, в районах Сенегала, Берега Слоновой Кости, Ганы молодёжь с успехом занималась бодисёрфингом, бодибордингом, а рыбаки, выходя на промысел на чем-то напоминающем доски, умудрялись во время возвращения, преодолевая прибой, даже встать на них. Как видно из этого, доски в Африке использовались как примитивное средство передвижения по воде, а бодисёрфинг и бодибординг были доступны всем и каждому, в то время как на Гавайском архипелаге это занятие было привилегией исключительно высшего жречества, аристократии и членов королевской фамилии. И здесь возникает вопрос, чем же считать сёрфинг, спортом, то есть средством достижения некого гипотетического удовлетворении посредством экстремальных ощущений, или чем-то большим? Ведь существует версия об обрядовой роли серфинга, используемого преимущественно среди племён Гавайского архипелага, при проведении инициаций и совершении иных культовых действий. В своих заметках о посещении острова Таити в 1777 году капитан Джеймс Кук упоминал, как местный житель ловил волны на каноэ исключительно из любви к искусству. Однако, несмотря на райские атрибуты тихоокеанских архипелагов, – бесконечное цветение гибискусов и орхидей, жизнь посредством примитивного земледелия, рыбной ловли, собирательства и охоты экстремальна сама по себе, о чем говорит опыт жизни того же Хеердала на о. Нукухива. И вряд ли у туземного населения находилось время на поиск ещё каких-то экстремальных ощущений. Это, кстати, объясняет в некотором роде, почему сёрфинг был уделом аристократии: последние имели на это время и, самое главное, являлись потомками того или иного божества местного пантеона и самого Мауи в том числе. Но как бы там ни было, чем бы не являлся сёрфинг, в какой бы точке мира он не появился в каком угодно качестве, в современном понимании он имеет полинезийские корни. И, рассматривая сёрфинг не просто как некий вид океанийской атлетики, а как субкультуру, можно смело утверждать, что в её основу легли впечатления человека ставшего, первым обладателем “дара Мауи”. Орнаментальное и фигуративное украшение орудий и бытовых предметов имеет очень древнюю традицию, доказанную археологическими материалами, относящимися к эпохе верхнего палеолита. У человека с сознанием сформированным постоянным сравнением физических явлений и своих духовных реакций на них, возникала потребность в выражении ощущений. Следствием чего явился своеобразный “алфавит” символов. И, разумеется, искусства papa he` e naly (т.е. сёрфинга) как способа достижения ярчайших впечатлений от переживания физического явления, не могла минуть традиция “украшательства”. Оло изготавливались с соблюдением многочисленных обрядов и нанесением символов сакрального характера. Поскольку доски делались из дерева, то рисунок часто гравировался. При этом иногда в рисунке использовались те же мотивы, что и в татуировке предполагаемого обладателя доски. Здесь следует заметить, что полинезийская татуировка была не только формой украшения. Но являлась значимой традицией нередко восходящей к причинам религиозного происхождения. И, кстати, один из способов её выполнения, имеющий название мокко, по технологии сходен с резьбой по дереву. Длина оло варьировалась от 2,7 до 5.5м., при этом доски могли весить порядка 70 килограмм. Исследователь влияния мирового океана на культуру и цивилизацию народов – проф. Манн-Боргезе пишет, что в 19 в. сёрфинг, как вид спорта, пришел в упадок. Но в 19 столетии он не был распространён вне Полинезии, а значит, и не переживал подъёма. И то, что называют упадком спорта, скорее следует считать общим упадком религиозно культурных традиций вследствие нередко насильственного внедрения цивилизации и христианства в туземный быт. Однако, мало помалу, волшебство тихоокеанских архипелагов подчиняло миссионеров от креста и прогресса и, многие местные традиции были восстановлены, хотя и не всегда в прежнем качестве, как в случае с сёрфингом, который, вероятнее всего, тогда и стал спортом. И в этом качестве, в период между 1885- 1899 гг. сёрфинг перебрался на континент с лёгкой руки женщины хапа- хаоле , (т.е. смешанная кровь). Принцесса Каиулани, дочь губернатора Клегорна и сестры короля Калакалуа, оставила Гавайи и перебралась в Англию с целью получения образования соответствующего происхождению. По окончанию учёбы, она вместе с отцом отправилась в путешествие по Европе. Общество восхищалось ей как прелестной женщиной, хорошим музыкантом и пловцом. И она часто демонстрировала европейцам своё искусство катания, открывая им “новый вид спорта”. Но настоящее возрождение сёрфинг пережил в период с 1903 по 1908 гг. В это время сёрфинг находит поддержку в лице энтузиастов не только полинезийского происхождения, но и европейского, чему способствовал двукратный олимпийский чемпион по плаванию Дьюк Каханамоку. А в 1915г. он же раздвинул границы сёрфинга до берегов Австралии, начав кататься в Сиднее на пляже Фрешуотер-бич. Также огромное влияние на распространение этого искусства оказал Джордж Фритт, родившийся в 1883г. В шестнадцатилетнем возрасте он освоил технику катания стоя, вместо принятой ранее лежачей, на доске преподнесённой ему в дар дядюшкой, гавайским принцем. Кстати, не менее заметным является вклад писателя Джека Лондона, упоминавшего в своем рассказе “Алоха Оэ” о технике катания стоя с помощью небольшого весла, между прочим, самим Лондоном освоенной и названной им “спортом богов и героев”. Итак, с помощью Фритта, который экспериментировал с размерами, вдвое укорачивая использовавшиеся ранее доски, и при литературном посредстве Джека Лондона сёрфинг перебирается в США. А в частности в Редондо- бич (Калифорния), куда Фритт был приглашен для организации сёрф-шоу в целях рекламы железнодорожной ветки из Редондо в Лос-Анджелес. А в 1930 г. Том Блейк, уже имевший патент за изобретение полой доски, делает шаг, ставший в некотором роде поворотной вехой в истории развития сёрфинга. Он укрепляет небольшой плавник с днища, у задней части доски. Это облегчает манёвренность, добавляет устойчивость при поворотах. Ранее, на традиционных досках, ничего подобного не было; для совершения поворота, сёрфер вынужден был опускать либо ногу, либо руку в воду. Примерно в то же время, некто Пит Петерсон экспериментирует с бальзой, деревом имеющим легчайшую древесину, до сих пор используемую в авиастроении, что позволяет значительно снизить вес досок. И ему же, после второй мировой войны, лос-анджелесской компанией по производству пластмасс, были предоставлены материалы для изготовления первой доски на стекловолоконной основе. И пятидесятые годы 20го столетия открывают золотую страницу этого “дара Мауи”. Но этом Мауи не остановился. Хитрец, покинув жемчужный, грохочущий прибой, устремился к заснеженным горным вершинам и стал скатываться на доске с их склонов. Ворвался в духоту мегаполисов, чтобы на той же доске промчаться по горячему асфальту. Вновь вернулся в прибой и покорил ветер, на свою доску поставив парус, и, чтобы совсем показать своё превосходство над богами, поднял человека на доске под облака – скользить на небесных струях! Мауи Тики-тики подарил человеку путь к мечте, который на поверку и оказался мечтой.

 

Оставить комментарий

Name*

e-Mail * (will not be published)

Сайт